Максим Волков: "У актеров есть свои технологии, и возрождение российского кино – вопрос их применения"

9:15

Российские кино и театр на грани качественного скачка в развитии. Если несколько лет назад актер Игорь Жижикин говорил, что снимается в Голливуде потому, что в России качественное кино не является целью кинопроизводства, то сейчас ситуация на грани перелома.

Например, новый сериал Жоры Крыжовникова о 90-х "Слово пацана" (3394 балла) "побило" "Игру в кальмара" (1566 баллов) в рейтинге Кинопоиска. Работающий на глобальную аудиторию стриминговый сервис Netflix только за последнее время закупил шесть российских ситкомов, в том числе "Эпидемию".

Мы поговорили с популярным актером Максимом Волковым о том, как профессионалы создают роли, которые запоминаются и будоражат воображение зрителей.

— Фильмы 2000-х часто критикуют за то, что в них все актеры "играют себя", а пару лет назад создали цифровую актрису, которая уже сыграла несколько ролей. Вообще, является ли актер гейм-чейнджером, если мы говорим о возвращении отечественного кинопроизводства?

— Всю магию кино и театра делают хорошие актеры. Режиссеры, продюсеры — тоже важны, а вот "цифра" только обслуживает зрелищные фильмы и спектакли. То, что мы видим и что пересматриваем снова и снова — только внешняя сторона, за которой стоит очень сложная актерская работа на репетициях. У актеров есть свои технологии и возрождение российского кино — вопрос их применения. Например, знаменитая Система Станиславского.

— Да, все слышали фразу "Не верю", которую он говорил на репетициях, но это что-то интуитивное.

— Нет, любой, кто занимался этим специально, знает, что все не сводится к этой расхожей фразе. На деле, Станиславский в начале прошлого века разработал систему актерских тренингов. Сегодня это называлось бы так. Его как раз заинтересовал вопрос, как актеру сыграть НЕ себя, а стать на время человеком, которого он играет. О научности, технологичности того, что он придумал за несколько десятков лет вы можете судить сами, по ролям в кино, созданным по этому методу. Спросите меня, как Кристиану Бэйлу удалось сыграть Тревора Резника в известном фильме "Машинист"?

— Как Кристиану Бэйлу удалось сыграть Тревора Резника? В этом фильме действительно забываешь, что смотришь не за реальных людей, а на актеров.

— Кристиан Бэйл, ряд других актеров Голливуда: Холли Берри, Дэниэл Дэй-Льюис работают по системе Станиславского. Когда-то большим поклонником труда русского теоретика театра "Работа актера над собой" был никто иной, как Марлон Брандо.

Чтобы подготовиться к роли Резника, Бэйл сбросил 34 килограммов, употребляя в пищу исключительно кофе, тунец и яблоки. Посещал заводы и старался жить как его герой, которого жизнь рабочего и бессонница в течение целого года привели практически к потере рассудка. Это является двигателем сюжета в психологическом триллере "Машинист". Также тщательно он подошел к роли в "Американском психопате".

Он вжился в роль маньяка, выполняя его рутину: маски для лица, ежедневные физические упражнения по многу часов. Вдобавок, он отказывался общаться с коллегами на площадке, чтобы почувствовать себя маньяком. Хит Леджер прилагал такие же титанические усилия для подготовки к роли Джокера. Известно, что он на месяц заперся от всех в номере отеля и думал о своем персонаже.

— То есть все сводится к тому, чтобы почувствовать себя как персонаж, которого ты играешь?

— И это не главное у Станиславского. У него есть множество упражнений, которые, по его собственному выражению, должны вызвать "бдительность чувств". Например, диалоги с самим собой, которые обычно человек не ведет, но они позволяют острее наблюдать и проникаться предметами и людьми. Целый ряд других техник. Знаменитый русский режиссер придумал несколько шаблонов, позволяющих имитировать другого человека для зрителя, однако подлинное перевоплощение связано с его "искусством переживания". Это как раз практики вроде тех, что применял Кристиан Бэйл. Для того чтобы их разработать, Станиславский привлекал даже эзотерику, не только психологию, медицину и ряд других авторитетных наук. По Станиславскому ты на сцене становишься на время не собой, а другим человеком. Вот откуда столь впечатляющий эффект ролей Бэйла, Леджера и лучших актеров, которые возрождают наше кино сегодня.

— Может быть, тогда стоит учиться на психолога, а затем дополнять образование ГИТиСом?

— Вы знаете, у нас в России сейчас есть известные актеры с дипломом психолога: например, Глафира Тарханова, Александр Раппопорт. Хотя это замечательные профессионалы, у нас есть и множество крупных актеров без образования психолога.

— Вживаться сначала в роль бандита, а потом в роль священника для новой роли по системе Станиславского должно быть очень тяжело психологически…

— Да, актер очень сложная, требующая полной самоотдачи профессия. Например, Бела Лугоши, актер, сыгравший Графа Дракулу в одном из самых классических фильмов на эту тему, так вжился в образ Влада Цепеша, что даже через много лет после съемок, в пожилом возрасте, спал в гробу. Бывало много случаев трагедий, когда актер не мог забыть пережитые в связи с ролью эмоции. В советском кино многие вспоминают Юрия Богатырева с тонкой душевной организацией. Каждая роль его ранила, и раны оставались с ним навсегда. Именно так делается великое кино и великий театр. К счастью, помимо системы Станиславского, есть ряд других методик, которые менее известны массовому зрителю, но профессионалы о них знают. На деле при подготовке многих ролей актеры комбинируют методы. Но для той самой, единственной роли в карьере, наверное, выберут подходы Станиславского.

— Вы говорите о методе Чехова?

— Да, родной племянник великого писателя основал собственный метод и систему тренингов. Он преподавал актерам в России, а потом, по приглашению, в Лондоне. Основная разница со Станиславским, что подход более технологичный.

Ты отыграл роль и легко вышел из нее. По методу Чехова вы не сливаетесь с героем, а отстраняетесь от него, пытаясь представить в обстоятельствах пьесы или сценария сериала не себя, а его. Упражнения Чехова для актеров подчинены выработке у них профессионального внимания и воображения.

— И как же выработать у себя такое внимание с гарантией, пока звучит неуловимо?

— Вот пример упражнения Чехова: нужно вообразить какой-нибудь объект или человека. Сосредоточиться на них. Представлять перед глазами, поочередно и специально думать о каждой их особенности. После 20-30 минут вы проникнетесь предметом, не отождествлялась с ним. Большое внимание Чехов уделял работе с текстом. Нужно читать сценарий и давать себе различные задания. К примеру, сначала прочитать и имитировать внешние звуки в тексте.

Затем, прочитать и думать только о второстепенном персонаже, который важен для вашей роли. Кроме метода Чехова, популярны тренинги Ли Страсберга и нашего театрального теоретика Демидова. Страсберг, в целом, последователь Станиславского, но развил его теорию, создал свои упражнения и сместил фокус на концепцию эмоциональной памяти.

Он считал, что актер не может научить себя переживать на сцене то, что переживает персонаж, однако приближается к этому за счет эмоциональной памяти, опыта чувств, которые испытывает персонаж в сюжете. Одно из самых известных упражнений Страсберга называется Coffee Cup и заключается в том, что сидите и вспоминаете, выпитую с утра чашку кофе. Вспоминаете запах, вкус.

Вы развиваете профессиональную память чувств. Если вы хотите сравнить результат работы по Станиславскому и Страсбергу, то по Страсбергу работал над ролью актер Де Ниро (помните фильм "Таксист"). Именно этот артист известен как поклонник актерских тренингов, о которых мы говорим.

Демидов тоже развивает и переосмысливает Станиславского. Например, он придумал практики, позволяющие отличить болезненное вживание в роль от настоящего творческого процесса. На деле профессионал актерского мастерства владеет всеми методами, комбинирует их и получает собственный, ни на что не похожий результат.

Автор Александр Приходько
Александр Приходько — журналист, внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Елена Тимошкина
Елена Тимошкина — шеф-редактор Правды.Ру *
Куратор Дарья Митина
Дарья Митина — историк, государственный деятель, внештатный корреспондент и ведущая эфиров Правды.Ру *