Анатолий Заболоцкий: мне так и не вернули деньги за "Альпийскую балладу"

Анатолий Заболоцкий: Шукшин так выкладывался на съёмках, что нужно было снимать с первого дубля

11:00

Кинооператора-постановщика Анатолия Заболоцкого можно отнести к рангу талантливых неординарных творцов. К тем, кто создаёт красоту и дарит её людям.

Заболоцкий снял такие фильмы как: "Альпийская баллада", "Печки-лавочки", "Калина красная", "Через кладбище", "Слово для защиты" и многие другие. Оператор своей мастерской рукой создал невероятную галерею портретов: священнослужителей, учителей, пахарей, писателей, скульпторов.

Вот уже сорок лет Анатолий Дмитриевич не снимает кино, он полностью ушёл в фотоискусство. Сегодня работы известного оператора и фотографа Заболоцкого украшают многие художественные и документальные издания России, выставки фотохудожника проходят в известных художественных галереях страны. И можно с уверенностью сказать, что это настоящее искусство!

Недавно Анатолий Дмитриевич приехал на встречу к медикам и военнослужащим в клуб НМИЦ ВМТ им. А. А. Вишневского и рассказал о том, как работал над фильмами, и в чём секрет его авторских фотографий.

— Анатолий Дмитриевич, первый вопрос о выборе профессии? Почему решили стать оператором? Кто-то из близких надоумил?

— Этой профессией я занялся из какого-то азарта. Ходил в детстве в Дом пионеров, а там был один преподаватель, который внушил мысль, что мне надо отучиться на оператора. Я поехал на пионерский слёт в Москву, на котором услышал про операторский факультет ВГИКа. С первого раза во ВГИК не попал, поступил только со второго захода. А когда в 1960 году закончил учёбу, то без всяких простоев сразу начал снимать. Всего за свою карьеру снял пятнадцать фильмов, на каждый фильм уходило по два-три года в среднем.

— А сегодня выучиться на оператора легче, чем в советское время?

— Когда я учился, в кино была плёнка. Снимать на плёнку очень сложно, технология трудоёмкая. Сегодня, конечно, значительно легче работать, потому что в кино пришла "цифра". Цифровая съёмка намного облегчает задачу оператору. А тогда, во время съёмочного периода, приходилось настолько сосредотачиваться на подготовке к съёмкам, что я ни с кем за это время не общался. Полная самоотдача в работе.

Оператору надо предвидеть буквально всё. Конечно, не всегда получается, но это необходимое качество.

И объясню почему — вот, например, случались во время съёмки разные казусы. Смотрим рабочий материал в зале и вдруг видим в кадре на крыше появляются ребятишки, которые залезли подсмотреть, как снимается кино. Все эти нюансы, как оператор, я должен учитывать, особенно когда снимаем картины о войне, люди всегда появлялись в самых неожиданных местах, а для нас это значит брак, снова переснимать. Сейчас на "цифре" всё можно легко убрать на компьютере. А тогда малейшая царапина на плёнке, или кадр не в фокусе, и всё браковалось.

— В советское время кинематографисты говорили, что плёнки давали много, бюджеты были в основном хорошие, особенно на фильмах о войне, никто особо не жаловался.

— Плёнки хватало, но, как показывала практика, надо было ещё больше.

На картине "Альпийская баллада", которую снимала студия "Беларусьфильм", с меня высчитывали все перерасходы плёнки. Иногда режиссёр Борис Степанов отказывался снимать дальше, ему хватало дублей, а я видел, что неидеально, хотел добиться ещё красивого кадра и снимал больше дублей. Конечно, отвечал за это своей зарплатой. В конце съёмок мне в бухгалтерии сообщили, что с меня высчитывали за плёнку и за электроэнергию. Сумма была такая внушительная, что на эти деньги можно было бы купить целую машину "Волга". И я не шучу.

Что интересно, не так давно, в 2015 году, встретил на Смоленской площади бывшего начальника главка Москино СССР. Мы с ним разговорились, и он мне рассказал, что картина "Альпийская баллада" дала доход "Беларусьфильму" больше, чем все картины, снятые на студии за все годы. Судьба этого фильма была совершенно неожиданной: его купили японцы, им понравились виды гор, которые мы снимали в Карачаево-Черкессии, выдавая их за Альпийские. Потом купили Индия, Индонезия, Мексика, вся Южная Америка.

Картина много раз покупалась и шла с большим успехом в разных странах, но мне, к сожалению, ничего не компенсировали. Конечно соглашусь, что был большой перерасход. Мы строили декорации, был искусственный снег. Две передвижные электростанции "Лихтваген", которые нам выделили, затратили много энергии. Но они были необходимы для "горного, солнечного света", и всё это делалось ради красивой картинки. Как оператор, я был готов на всё ради потрясающего кадра, поэтому и сегодня фильм смотрится очень современно и красиво.

— А все ваши неординарные кадры — это только постановочная работа? Получается, что в кадре нет ничего случайного, всё до мельчайших деталей продумано?

— Нет, не всегда. Когда мы снимали фильм "Через кладбище", эта картина тоже делалась на "Беларусьфильме", нам сообщили, что в пятнадцати километрах под Минском сгорела деревня. Мы поехали туда и увидели жуткое пожарище — взрослые мужчины и женщины плачут, немыслимо, снимать людей в такой ситуации. И вдруг, я вижу грядку с обгорелой капустой, кочаны торчат, как чёрные головы, и меж ними ходит хромая курица. Я стал потихоньку с камерой ходить за ней, и получился образ "сгоревшей деревни", который вошёл в фильм. Нет ничего лучше, чем живая, спонтанная хроника, вмонтированная в фильм, она добавляет ленте дыхание, жизнеспособность. И кстати, в 1995 году этот фильм был включён ЮНЕСКО в сотню лучших фильмов о Второй мировой войне.

— А в картине "Альпийская баллада" сход лавины был заранее подготовлен, или вам удалось заснять природный катаклизм?

— Снежная лавина, как раз, искусственно сделана. Были приглашены альпинисты, которые за тысячу рублей устроили "сход снега". Они заложили взрывчатку, меня с камерой приковали к скале, но когда пустили лавину, она пошла совсем не так, как ожидали. Я успел снять только кусок, эти кадры и вошли в фильм. А то, что планировали по сценарию, не сняли: в горах снимать очень сложная затея, она всегда идёт не так, как закладывается на бумаге.

— В апреле этого года Станислав Любшин отпраздновал большой юбилей — 90 лет. Как вам работалось с ним на "Альпийской балладе", и почему вы дальше не стали сотрудничать?

— Я посмотрел недавно интервью Любшина по телевизору, он рассказывал, как снимался в "Альпийской балладе". До этой картины он готовился сыграть Степана Разина, но его не взяли, вместо этого пригласили в "Балладу". Он действительно говорил в интервью правду, о том, как ему нравилось сниматься. И там он очень хорошо сыграл.

Любшин — настоящий артист, если его оценивать по эмоциональной шкале, то выше него только Ирина Купченко. А по поводу сотрудничества: у нас были попытки, он позвал меня в качестве оператора снимать картину "Позови меня в даль светлую". Это был его режиссёрский дебют. Я выбрал натуру в Тутаево и в Ярославле, но когда присоединился второй оператор Герман Лавров, началось профессиональное соперничество, а я этого не люблю.

Потом Слава захотел сам играть главную роль, которую поначалу планировали на Буркова. Георгий сыграл бы точнее, и у него не было такого отрицательного обаяния, как у Любшина. Я Славе говорил: "Это твоя первая картина, как режиссёра. Постой лучше за камерой, посмотри". Но Любшин не стал прислушиваться. Он хорошо сыграл в картине, но у многих зрителей осталось недоумение по поводу образа: Любшин нравится женщинам, он привлекательный мужчина, и не понятно почему его отвергает героиня. Я прекрасно знал этот сценарий, его написал Шукшин, там главная мужская роль хорошо написана, и Бурков в этой истории смотрелся бы правдоподобнее. Но я не стал спорить, убеждать. Это всё не моё… Пошёл к директору "Мосфильма" Сизову, он меня выслушал и отпустил с картины.

— Ещё многие зрители отмечают, что в картине "Калина красная" и "Печки-лавочки" Лидия Федосеева-Шукшина невероятно красивая, как ни в одном другом фильме.

— Соглашусь. У Лидии хоть и естественная красота, но я очень старался сделать ей хороший портрет. А Шукшин требовал от неё, чтобы она не говорила текст, а "проживала" роль. Он и сам так проникался образом, что второй дубль сыграть не мог. Я просил ещё дубль, а он уже выложился. Второй раз не сыграл бы, поэтому надо было максимально снимать то, что было в первый раз.

А что касается портретов, если вы заметили, я очень люблю портретные работы. У меня есть целые серии, сделанные в разные годы:

  • Василий Шукшин,
  • Валентин Распутин,
  • Виктор Астафьев,
  • Михаил Евдокимов,
  • Георгий Жжёнов,
  • Иван Рыжов,
  • Александр Михайлов,
  • Алексей Петренко.

Есть и фото путешественника Федора Конюхова. Очень люблю снимать природу, и, как фотограф, я сам себе хозяин.

Когда мне стукнуло восемьдесят, побывал на Камчатке, там снимал медведей в Долине гейзеров. Ездил на Алтай, чтобы сделать снимки лебедей на незамерзающем озере. В прошлом году у меня была большая фотовыставка, к 90-летию со дня рождения писателя Василия Белова, она называлась "Жизнь подарила увидеть".

— А чем сегодня заполнены ваши будни?

— Каждый день куда-то зовут. Приглашают и в госпитали, и в Дома культуры с выступлениями. Режиссёр Михаил Матросов устраивает мне встречи в воинской части, там показывает мои фильмы, а потом обсуждаем с солдатиками. Им всё интересно. Я учу их, как красиво выстроить кадр. Они хоть и не операторы, но сегодня молодёжь всё снимает на телефон. В ближайшее время еду в университет "Синергия" принимать у операторов-выпускников дипломные работы. Скучать некогда.

Автор Анжела Якубовская
Анжела Якубовская — журналист, сценарист, корреспондент, автор Правды.Ру *
Куратор Дарья Митина
Дарья Митина — историк, государственный деятель, внештатный корреспондент и ведущая эфиров Правды.Ру *