Валерий Фомин: Документалистикой необходимо создавать особый климат в стране и ковать Победу

Валерий Иванович Фомин — неоднократный Лауреат премий Союза кинематографистов РФ и Гильдии киноведов и кинокритиков, автор множества книг по истории кино, педагог и подлинный русский Просветитель, много лет занимается кропотливым изучением истории Союза кинематографистов СССР.

Принцип его исследовательской работы — находить и прослеживать живые связи между кинематографом, культурой и историей страны. Валерий Иванович — редкий, единственный в своём роде знаток истории Союза кинематографистов России, посвятивший этому труду многие годы своей жизни.

Недавно Валерий Фомин на фестивале "Волоколамский рубеж" возглавил жюри в панораме фильмов о Донбассе.

— Валерий Иванович, вы часто приезжаете на фестиваль, и, наверное, уже сложилось своё особое мнение о нём. Какое впечатление в этом году он оставил?

— Да, действительно меня можно назвать ветераном фестиваля. В шестой раз приезжаю в Волоколамск. И прежние фестивали, в которых я участвовал, можно назвать очень хорошими, всё по делу, не по казенному, замечательно организованными. Но этот фестиваль меня восхитил.

Поскольку к России присоединился Донбасс, и в этот раз показали много фильмов о Донбассе, поэтому считаю, что фестиваль получил особую государственную значимость и приобрёл политическое значение. С этой задачей организаторы справились на "пять с плюсом".

— Картины о Донбассе на вас произвели сильное впечатление, что-то особо хотелось выделить?

— Мы отсмотрели девятнадцать картин. Честно признаюсь, смотреть было очень тяжело, всё жюри просто ревело в голос. Мы увидели такое горькое горе, такие разрушения и страдания, после подобных кадров невозможно было себя успокоить. Увидели обжигающую правду. Некоторые фильмы сделаны так умело и высокопрофессионально, и так пронзительно были показаны тяжёлые человеческие судьбы. Но все картины несли, свет настолько они были выстраданы.

Пример такой работы — это конечно фильм Валерия Тимощенко "Донбасс. Резервный полк", которому дали Главный приз. Это такой полк, который стоит далеко от линии фронта в запасе, а потом его бросили на прорыв в самое опасное место, и люди оказались совершенно не готовы. Там были слесари, музыканты, танцоры — воевать никто не умел, но режиссёр так выстроил повествование, что к концу фильма, через год, мы увидели мощных воинов.

Ещё в нашей программе был такой отдельный подкаст, донецкое телевидение своими силами снимало сюжеты о войне. Когда в 2014 году они отделились, и начались эти ужасные события, журналисты снимали все этапы. Фильмы небольшие, по 15-20 минут, но такие яркие и это основа кинолетописи о Донбассе.

Ещё мы отметили горький и печальный фильм "Донбасс. Дети", режиссёра Татьяны Борщ. Сердце кровью обливалось смотреть на покалеченное детство. Видны глубочайшие психологические травмы у детей, и непонятно, как они будут с этим жить дальше.

— К большому сожалению, эти фильмы не показывают у нас на телевидении, массовый зритель практически их не видит.

— На закрытии фестиваля я об этом говорил, что в этой большой программе донбасских фильмов, к сожалению, в титрах не красовалось "Министерство Российской Федерации". Я считаю, что Министерство культуры опозорилось, вся Россия уже вовсю воюет почти целый год, а там делают вид, что ничего не происходит, нет никакой войны.

В этом плане уверен, что "Волоколамский рубеж" сделал серьёзный прорыв в информационно-пропагандистской работе в России. Не спорю, что на телевидении делаются сюжеты на эти темы, но много недоговаривается. А недоговорённость и недосказанность рождают соответствующие настроения, что может быть ещё хуже и ещё страшнее…

А некоторых россиян вообще не задевает — можно танцевать и веселиться, и плевать на то, что там идёт специальная операция. Если бы вот эту программу из девятнадцати фильмов прокатить по всей стране, не говорю о федеральном канале, то результат был бы очень серьёзный. Патриоты рисуют знак "Z" у себя на машинах, домах, но сейчас такой знак, в первую очередь, должен быть на российском телевидении.

— Специальные военные корреспонденты со всей России едут на Донбасс для того, чтобы освещать события.

— В этом направлении должны работать не только военные корреспонденты, но и документалисты. Сила документального кино в том, что оно показывает то, что никакой военный журналист рассказать не сможет. Документальное искусство бьёт мощнее…

— Соглашусь с вами, вот, например документальный фильм "Саур-могила. Неоконченная битва". Картина была снята в 2016 году, но её мало кто видел.

— Без всякого сомнения, очень серьёзная работа. Но этот фильм сделало не Министерство культуры, а Госфильмофонд, почти что частная инициатива, а не государственная, не понимаю, что в головах у наших министров.

Я сам стучался довольно изрядное количество времени, потому что много занимался, как историк кино, историей документалистики военных лет. Изучал, как работала наша фронтовая кинохроника. У меня четыре документальные книги на эту тему, и я хорошо знаю, как была организована эта работа. И опыт её один к одному, как это было сделано на государственном уровне, неплохо было бы перенять.

Но сколько ни стучался ни в гильдию игрового кино, ни в Министерство культуры — всё бесполезно. А надо не только собирать летописи, но и понимать, как можно будет этим пользоваться. Живут одним днём, не думают о будущем.

Во время войны Иосифом Сталиным, которого так все проклинают, было принято решение о съёмках на фронтах. Также определяли, что можно было показывать сразу в кинохронике — показывали сразу. А вот особые моменты: поражения, отступления — было распоряжение не показывать полностью, но кадры снимали, чтобы потом показать на будущее, после победы. Считали, что это тоже может пригодиться. На это выделялись специальные ресурсы.

На всех фронтах работало четыре киногруппы, у них было двойное подчинение: подчинялись по линии Министерства кинематографии, а с другой стороны, было подчинение Политуправлению фронта. Операторам давали воинские звания, военные давали топливо для машин. И операторы обладали сведениями, где будут идти бои, чтобы снимать кинохронику.

Сейчас этим тоже надо заниматься, но как будто забыли опыт. Несколько раз я пытался пошевелить Министерство культуры по поводу того, что необходимо не только снимать кинолетопись, но её надо описывать, анализировать, чтобы потом можно было пользоваться. К сожалению, не получается.

— Как вы уже сказали, мы увидели кадры, которые снимало местное телевидение Донбасса: как нацисты начали атаковать и бомбить город, как убивали мирных граждан. Как вы думаете, когда-нибудь наступит такой день, когда мы сможем показать эти фильмы несведущему европейскому зрителю?

— Тут я могу вспомнить опыт Великой Отечественной войны, когда у нас случилась первая большая победа под Москвой. Когда её готовили, Сталин тайно вызвал руководителя кинематографии и сказал:

"Мы готовим большой удар под Москвой. Надеемся, что мы отбросим врага и планируем снимать об этом фильм".

То есть, ещё не было события, а из Кремля уже отдали приказ о том, чтобы начать съемки. С ноября группа работала, снимала, как Москва готовится к бою, а разгром фашистов случился в декабре.

За месяц сняли фильм, за неделю его смонтировали. Правительство отдало приказ напечатать его самым огромным тиражом. Выделили самолёты, развезли по всем российским городам и тут же отправили за границу, где он получил этот американский "Оскар". Плевать нам на этот "Оскар", но никто не говорит, что на самом деле фильм сыграл огромную историческую роль в победе.

Его показали за границей, и после этого началось огромное общественное движение в сторону поддержки СССР и давления на собственное правительство.

Фильм был так снят и сделан, что открыл глаза многим людям в Европе, что такое фашизм, оккупация, террор мирного населения. Началось мощное общественное движение по всему миру.

Фильм называется "Разгром немецко-фашистских войск под Москвой", он есть в Интернете. Документальная картина проделала огромную работу, которая дипломатам была не под силу. Были ярко показаны страшные картины сожжённых деревень, убитых, замороженных детей, которые лежали в снегу, безумные лица женщин, над которыми издевались. Всё это было снято документально и очень правдиво, во многих странах люди просто открыли глаза. Они этого не видели, не слышали, не знали, в газетах этого не писали. Но кино — не газета, кино в сто раз сильнее.

И второе, что сокрушило публику, заставило поменять своё мнение и двинуться в сторону организации помощи нашей стране — как была сильно показана наша доблестная армия. Европейцы убедились, что у советов есть мощная армия. И сейчас нам тоже это надо делать. Минкульт должен был заказать не один фильм, а целый цикл. Необходимо, чтобы работала система государственных заказов. Фронт большой, кинохроники получится очень много.

Но сейчас, на мой взгляд, у нас идёт две войны: одна на Донбассе, а вторая — внутри страны. Если мы внутри страны не победим, то никакой победы на Донбассе мы не увидим. Победа должна случиться здесь, в информационно-пропагандистской культурной среде.

— На фестивале вы подарили городу Волоколамску книгу "Победа навсегда". О чём ваша книга?

— Когда я начал заниматься документальной тематикой, то сам не ожидал, что она меня так захватит. У меня вышел цикл книг о том, как работало советское кино в целом и отдельно, как работало документальное кино на фронтах. "Победа навсегда" — это заключительная документальная книга из этого цикла.

Это не мои рассуждения, а строго документальная книга о том, как была организована работа. Там много воспоминаний тех, кто участвовал в этой работе: операторов, режиссёров, монтажёров. Но они вспоминали не только о своей работе, а о том, что они видели помимо объектива камеры. Книга — некая композиция из документов и живых воспоминаний о том, как освобождали страны Европы в 1944-1945 годах.

Это была уже другая работа документалистов. Они снимали не отступление, а мощное наступление нашей армии. Как освобождали Чехословакию, Польшу.

Мои книги адресованы маленькой специфической аудитории, хотя я знаю, что они пользуются спросом у тех искателей, которые ищут пропавших без вести. По моему указанию нашли солдата. В опубликованных у меня в книге документах, искатели поняли, кто там лежит.

— То есть, благодаря вашей книге исследователи нашли солдата, пропавшего без вести во время войны?

— Да. Есть такой вид документов, называется "монтажные листы фронтовых операторов". Когда оператор делает съёмку, всё, что он снял на монтажном листе, он пишет в маленькой преамбуле, что это такое. Будь это освобождение посёлка или города, или строительство переправы, он делает покадровое описание каждого кадра с указанием фамилии, имени, отчества солдата или офицера в кадре. И где это происходило, на каком фронте.

Я нашёл четырнадцать монтажных листов, и не только опубликовал, но и отдельно оцифровал и передал в государственный каталог. Сейчас поисковики в них роются и по ним восстанавливают события, находят пропавших, передают их родственникам. Это их вклад в победу.

— Валерий Иванович, как вы думаете, на следующем, двадцатом юбилейном фестивале мы сможем увидеть фильмы о победе на Донбассе?

— На военном фронте должны быть подвижки, и очень хочется, чтобы они были. И чтобы фильмы не только были о победе, но и о восстановлении. Очень надеюсь на это, но наша ситуация, в которой мы сейчас находимся, — сложная. Сегодня документалистикой необходимо создавать особый климат в стране и растить эту победу.

Ещё не так давно я написал документ в Союз кинематографистов о том, что конкретно может сделать наша организация для Донбасса. Там есть десять пунктов.

Первое, что предложил — это готовить кадры для Донбасской кинематографии. Для начала там надо создать студию документальных фильмов. Там будет рубеж нашей страны и будет очаг серьёзного напряжения на много лет, поэтому должна быть студия, которая займётся обеспечением работы по созданию архивов. Второй пункт — уже этим летом нужно отобрать ребят из Донбасса для ВГИКа, для будущей студии. Нужно дать им преимущества, опекать, помогать.

Союзу самостоятельно студию не создать, но он должен обратиться к государству с мотивировкой о том, что это необходимо.

На Донбасс надо засылать актёрские бригады от имени Союза кинематографистов. У нас много свободных актёров, пусть поедут и поработают. Нужно готовить прокатную базу и понемногу начинать продвигать наши советские и российские фильмы, снятые за последние тридцать лет.

Следует готовить Международный фестиваль на Донбассе, создавать концепцию и работать начинать уже именно сейчас. Это большой подготовительный этап, он требует времени. Но мы должны ковать эту Победу здесь и сейчас!

Автор Анжела Якубовская
Анжела Якубовская — журналист, сценарист, корреспондент, автор Правды.Ру *
Куратор Дарья Митина
Дарья Митина — историк, государственный деятель, внештатный корреспондент и ведущая эфиров Правды.Ру *
Новости
Последние материалы