Шиншилла раздора: режиссёр Андрей Батов рассказал, как снимался фильм Евгения Пригожина "Лучшие в аду"

Фильм от создателей "Солнцепёка" Евгения Пригожина и Алексея Нагина "Лучшие в аду" пользуется огромной популярностью в Сети. В чём особенность проекта, почему в кадре нет ни одной женщины и как он получил контузию прямо на съёмочной площадке рассказал режиссёр картины Андрей Батов.

— Андрей, для вас "Лучшие в аду" — это первый фильм, где нет ни антагониста, ни протагониста?

— Когда мне попался в руки сценарий, первое, что бросилось в глаза, — это отсутствие плохих и хороших. Люди с обеих сторон выполняют поставленные им боевые задачи, а правда находится даже не посередине, она у каждого своя. В этом было что-то необычное. Для меня, как для режиссёра, было интересно поработать с такой драматургией. Появился спортивный интерес попробовать свои силы и показать историю с разных сторон. Это как "Расёмон" Куросавы, где есть одно событие, но каждый видит его по-своему и трактует по-разному.

— Во время съемок какому-нибудь персонажу сопереживали?

— Это как футбол: мы видим две команды и между ними есть некое противостояние. С точки зрения режиссёра у меня не было какого-то предвзятого отношения к тем или другим. Оба противника говорят на русском языке, а всё, что их отличает — цвет повязки. И те, и те бьются насмерть, выполняя поставленную задачу. У нас нет в фильме откровенного политического подтекста. Мы видим бойцов, и я как режиссёр старался показать их противостояние максимально эффектно, как бой равных соперников. Мне кажется, это получилось. Отдельным персонажам, которых, по сути, и нет, не сопереживаешь. Каждый выполняет свою функцию, и они сливаются в нечто одно, в общую идею со сверхзадачей. С моей стороны не было предвзятого отношения к тем или другим.

— Вам когда-то приходилось снимать настолько много экшена?

— Я как режиссёр снимал экшен-картины, но это мой рекорд. Адски тяжело всё далось. Проект очень сложный и энергозатратный в плане и физических нагрузок, и эмоций. Здесь что ни шаг героев — то очень тщательная кропотливая подготовка всех цехов, всей группы, и вашего покорного слуги. Не было ни одной сцены, ни одного кадра, которые можно было бы снять на ходу, пробегая мимо. Каждый кадр требовал тщательной подготовки и разработки. Но я вижу результат и понимаю, что мы справились с поставленной задачей.

— Продюсеры картины ранее рассказывали, что многие актёры попали в "Лучшие в аду", уже имея определённый опыт съёмок в боевых сценах, им не пришлось проходить обучение с нуля. А у Вас такой опыт был?

— Опыт немаленький, но всё равно перед съемками этого фильма мы проходили с актёрами определённую подготовку, на которой постоянно присутствовал постановщик трюков. У нас были консультанты по тактике, по стратегии. Все они уважаемые люди, за плечами которых боевые действия. Я с первых же их советов понял, что могу и хочу им доверять. Очень к ним прислушивался. Так что в подготовительный период у нас были плотные тренировки с утра до вечера. И актёры в полной выкладке бегали, прыгали, ползали.

— А режиссёр за этим смотрел или испытывал себя на прочность вместе с командой?

— Я сидел в тенечке, никому не мешая, и подсматривал, что у кого лучше получается, что похуже. На основе увиденного потом были определённые перестановки уже на съёмках. В фильме актёра, у которого не очень получалось обращаться с пулемётом, мы переводили на другую роль, потому что с автоматом у него выходило прекрасно. В процессе тренировок произошёл определённый отсев, они стали своеобразными пробами. И как обычно выжили сильнейшие.

— Съемки картины начались после начала спецоперации. Сжатые сроки подготовки сильно осложнили съёмочный процесс?

— Была адекватная подготовка, во время съемочного периода нас никто не подгонял. Все понимали степень ответственности, потому что сценарий непростой, сложнопостановочный, и времени нам давали столько, сколько нужно. Хорошенько напрячься нам пришлось уже на постпродакшене. На монтаже уже сроки поджали, нам пришлось ускориться, чтобы успеть к определённой дате. Но это тоже стимулировало всех, никто не растекался по древу. Мне как режиссёру было очень комфортно работать, времени на подготовку и съёмки было достаточно.

 

— В фильме много параллелей с реальными боестолкновениями?

— Сценарий написан по реальным событиям, по настоящему бою, так что с художественной точки зрения придумывать практически ничего не пришлось. Более того, экранное время максимально приближено к реальному времени, что даёт всему происходящему определённый привкус. Параллельными историями воссоздаётся настоящий бой.

— По сюжету фильма всё действие длится 120 минут, а само кино растянулось всего на 109 минут. Неужели не хватило материала?

— Материала было в избытке. Возможно, даже будет расширенная версия. Но первый вариант решили делать покороче, всё для повышения смотрибельности, чтобы зритель не устал. А те, кому фильм понравится, скорее всего, в итоге получат бонус — расширенную версию.

— Солдаты в картине бегают по руинам. Это реально разбомбленные здания?

— Это декорации. Всё дорабатывалось, большую работу проделал художник-постановщик.

— У всех героев фильма есть позывной. Какой дали вам?

— Я был единственным членом съёмочной бригады без позывного, все звали меня просто Андрей. Возможно, за моей спиной и давали позывной, но по рации меня вызывали исключительно по имени.

— "Лучшие в аду" демонстрируют огромный арсенал самого разного оружия. Вы с таким раньше имели дело?

— Если со стрелковым оружием я раньше сталкивался, то с артиллерией не был знаком. А в фильме её очень много. Для меня стала большим опытом работа со всеми видами боевого вооружения. Впервые в жизни я снимал танковый бой, впервые в жизни я снимал работу артиллерийских батарей. Это накладывало определённую ответственность и требовало повышенных энергозатрат. Пришлось пересмотреть много хроники, общаться с консультантами. Подготовка была плодотворная, тщательная, кропотливая, по десять раз проходили одни и те же сцены, раскадровывали, разрисовывали, постоянно сравнивали. Меня больше всего впечатлили 152-мм гаубицы. Они чем-то напоминают драконов, извергающих пламя.

 

— Что подтолкнуло в бескомпромиссную рубку ввести откровенно комичный эпизод, когда солдаты в одной из квартир нашли клетку с домашним животным, и долго выясняли, хомяк это или морская свинка, а оказалось шиншилла?

— Сцена была в сценарии, так понимаю, это тоже случай из жизни. Сценарий максимально выписан с реальных событий. Эпизод с иконой, которую с промежутком в минуту поднимают противники, и каждый из них крестится, ставя её на место, тоже был прописан изначально. Сценарий меня очень порадовал своей детальной проработкой, и уже после первого прочтения вызвал огромное желание сделать этот проект.

— В фильме много мата. Это импровизация актеров?

— Где-то в процессе репетиций, актёр мог матюгнуться, и мы оставляли это как уместную фразу. Я в такие моменты смотрел на консультантов, а они кивали: ребята, бывает, и не такое скажешь в пылу боя. А вообще все диалоги были прекрасно прописаны в сценарии.

 

— При работе над "Лучшими в аду" ориентировались на какие-то эталонные боевики?

— Когда мы начали готовиться, в голове, конечно же, мелькали и наши, и импортные фильмы. Но чем больше я погружался в материал, тем сильнее старался отринуть всё, что было сделано мировым кинематографом. Поэтому доверялся исключительно своей интуиции, сценарию и нашим консультантам, которых уже упоминал.

— В кадре нет ни одного женского персонажа. Это сознательное решение?

— А потому что в реальном бою им просто не было места. Мы всецело были погружены в максимальную реалистичность. Что было на самом деле, то мы и перенесли на экран.

— На память о съёмках взяли себе бронежилет или автомат?

— Ничего не взял. Оставил только хорошие ощущения и воспоминания о том, как мы делали это кино.

— От обилия выстрелов и взрывов уши на съёмках не закладывало?

— Не то что закладывало, во время съёмок танкового боя я получил лёгкую контузию. И она, кстати, не стала последней, меня выбивало из строя ещё несколько раз, с полным набором последствий — тошнотой, головокружением. Но результат того стоил.

Автор Александр Приходько
Александр Приходько — журналист, внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Елена Тимошкина
Елена Тимошкина — шеф-редактор Правды.Ру
Куратор Дарья Митина
Дарья Митина — историк, государственный деятель, внештатный корреспондент и ведущая эфиров Правды.Ру