"Отряд Самоубийц-2": антисоциалистический фильм о кастрации

Фильм "Отряд Самоубийц-2" можно условно разделить на два уровня восприятия. На первом мы наблюдаем за борьбой обладающих сверхъестественными силами персонажей с космической угрозой. Второй же представляет нам очередной поверхностный и посредственный памфлет, направленный против любого социалистического устройства государства.

Основой фильма, его главной движущей силой является бунт. Большинство персонажей, входящих в отряд самоубийц, тем или иным образом бунтуют против устройства современного общества, против навязываемых им ограничений и законов.

Харли Квин

Первой здесь, конечно же, будет и сама Харли Квин, совершившая некогда головокружительный переход от психолога, лечившего Джокера, к его возлюбленной и соратнице. Несомый ею кровавый хаос, призванный казаться веселым, действие ради самого действия, отрицающее саму возможность последствия, — это, прежде всего, мятеж против здравого смысла. Здравый смысл — общественное явление. Общество устанавливает законы и правила исходя из соображений выживания, формирования и сохранения здорового тела и сознания. Только общество способно оценить, насколько соответствуют здравому смыслу поведение человека и его слова.

Бунт Харли Квин — это бунт отчаяния и предельного одиночества, которые делают общественную оценку невозможной и не представляющей значения. Среди всех персонажей фильма особенно печальной выглядит судьба несчастной Ласки, которую заточили уже только по вине ее животной натуры. В обществе, которое пытается навязать свой контроль над всем, несущим чрезмерность, нет ничего более чрезмерного, чем природа. Причисленная к сверхчеловеческому и уже потому опасному, она используется человеком, прежде всего, для того, чтобы уничтожать других людей, естественно, она будет при этом уничтожена сама. В угоду человеку останутся только самые разрушительные части природы, которые можно использовать в качестве оружия, как в фильме делают это с могучим Королем Акул.

Бунт против общества, против природы, против родителей, ощущение притеснения и унижения, существующего где-либо, помимо самого отряда самоубийц, - главная действующая сила фильма. Неслучайно его действие происходит на острове, отделенном и окруженном от прочей суши так же, как "самоубийцы" отделены от человеческого общества. Возвращение же к нему оказывается для них невозможным и самоубийственным. Сама попытка вернуться в общество грозит им смертью, взрывом изнутри, активацией скрытых в их телах разрушительных сил.

Возвращение в общество будет для них истинным самоубийством, ведь за пределами их бунта, их сверхчеловеческого отличия у них нет ничего. Стоит отнять у них уродство, как они станут теми, кого считают скучными и унылыми слугами порядка.

Примечательной становится встреча отряда самоубийц с повстанческим отрядом, действующим в джунглях острова с намерением свергнуть его правительство. Представители власти проводят жестокие эксперименты, погрязли в роскоши и удовольствиях и вызывают тем самым праведный гнев обделенных граждан.

Согласно современным установкам, лидером повстанцев является женщина, совершенно спокойно прощающая группе иностранных уродливых интервентов убийство ее соратников и, вероятнее всего, друзей, вместе с которыми она долго время сражалась против ненавистного режима. Но оставим в стороне условности и сомнительную мораль революционеров из джунглей. Никакой иной цели, кроме свержения правительства, неожиданно появившиеся партизаны перед собой не ставят и на долгое время исчезают, снабдив "самоубийц" взрывчаткой, необходимой для уничтожения некоей возвышающейся над островом огромной башни¸в которой правительство и проводит свои чудовищные эксперименты.

Отряд самоубийц

Следуя учению популярного австрийского психолога, стоит отметить, что уничтожение женщинами угнетающей людей башни несет вполне очевидный символический смысл. Еще более очевидным он становится тогда, когда нам показывают скрытого в данной башне монстра и его способности. Самой главной из них является способность извергать многочисленные подобия себя, подчиняющие людей, покоряющие их воле гигантского космического существа. Естественно, что извергающийся монстр должен быть уничтожен, ведь он являет собой то, против чего любой из "самоубийц" восстает прежде всего, — подчинение.

Страх перед подчинением является прежде всего боязнью "стать как все". Единство и сообщность представляются бунтующим самоубийцам величайшей угрозой, превосходящей даже опасность вздымающейся к небу твердыни. Быть "как все", лишиться своей эффектной яркости, покориться унылой рутине, ограничить себя условностями приличий — этого они боятся больше всего. Ведь поверхностная яркость достигается проще всего, а за вызывающим, имитирующим бунт поведением так просто скрыть свои слабость и неуверенность.

Представление о том, что существует иной бунт, кроме показной эффектности, ускользает от них. Бунт, создаваемый мыслью против ограничений самого мироздания, переворот в науке или искусстве, как совершали Дарвин, Эйнштейн, сюрреалисты, слишком сложен и требует больших затрат времени и энергии. Образ одетого в классический костюм человека, не имеющего краски на волосах, лака на ногтях, татуировок или пирсинга, сидящего за экраном компьютера или, хуже того, с листом бумаги и шариковой ручкой, вершащего свою созидающую работу, восстающего против сил мироздания, вознамерившегося подчинить себе непокорные мысли и образы, стал далек от возможностей массового восприятия.

Голгофа русской культуры

Напряжение сил и воли, которое требуется ученым и художникам, первооткрывателям и творцам, перестало выглядеть как достойное деяние. Общность и единство стали угрозой.

Отряд самоубийц действует с общей целью, но каждый из членов мало внимания уделяет другому. Это вполне предсказуемо приводит к нарушению планов операции и гибели членов отряда. Одержавшие победу чужими руками повстанцы первым делом обещают провести на острове "демократические выборы", как будто именно от них зависит счастье и процветание.

Противоречие "Отряда Самоубийц", происходящее из противоречий современного общества, заключается в том, что победить злонамеренную общность, которую несло людям существо из космоса, возможно только другой общностью. В борьбе с врагом усилия членов отряда оказываются бесполезными. Все их способности, все их оружие не помогают одолеть противника, многими тысячами своих частей действующего в едином порыве. Только схожий противник, а именно крысы, способен противостоять ему. Врага возможно победить только единством направленной воли. Тогда те, кто кажется маленьким, слабым и беспомощным, неожиданно обретают значительную силу.

Представляя общность угрозой, скучным скоплением серых особей, почти неотличимых друг от друга в общей массе, противопоставляя этому безумие цветастого хаоса, отряд не смог справиться. Именно "серой массой", порабощенной и полностью контролируемой внешней волей западной поп-культуры, всегда представлялось любое социалистическое единение, любое объединение людских сил вокруг единой великой идеи. Великолепным примером тому может служить серия игр Resistance ("Противостояние"), выходивших для приставки. Действие их разворачивается в вымышленной вселенной альтернативной истории, где Ленин не смог совершить революцию, но, несмотря на это, именно с территории России исходит угроза нашествия неких однообразных, желающих полного уничтожения человечества существ.

Подобные представления нередко появляются в массовой культуре. Виной тому неустранимый страх перед тем, что кажется взору одурманенного обывателя "серой массой". Возможность различия, происходящего из разнообразия созидающих мыслей, мечтаний и стремлений недоступна сконцентрировавшемуся на ярком пятне взгляду эгоиста. Добровольно отсекая себя от общности идей и смыслов, западная цивилизация превращает себя в Отряд Самоубийц с бомбами в голове, ведомый чужой волей, но продолжающий считать себя бунтарской силой.

Такое общество неизбежно воспринимает как врага любое устроенное иным образом, противоречащее разрушительному бунту единение. Единственным способом противодействия является кастрация соперника, отнятие у него творческой энергии, при этом он остается живым в качестве источника прибыли. Но хуже самого Отряда Самоубийц те, кто не замечает сути происходящего, прощает гибель своих соратников и друзей и, стоя посреди разрушенного им города, на трупах убитых соотечественников, заявляет о необходимости срочного установления некоей иллюзорной, привнесенной извне демократии.

Голливуд «снимает шляпу»: прорыв мусульманского кино
Редактор: Ирина Гусакова, Куратор: Дарья Митина