"Камилла Клодель": талант как тяжкий крест

Евсеев Антон09.07.2013 в 12:30

В начале июля российские зрители смогут увидеть фильм Брюно Дюмона "Камилла Клодель, 1915", рассказывающий о трагедии этой гениальной французской художницы и скульптора. Картина повествует о жизни Камиллы в психиатрической лечебнице. Режиссеру удалось показать, что именно сводит с ума талантливых и ранимых людей в бездушном современном мире.

Следует заметить, что в реальности последние годы жизни французского скульптора и художницы Камиллы Клодель были окутаны плотной завесой тайны. Судите сами — ученица и муза великого Огюста Родена, преуспевающий скульптор, имеющая множество покровителей и вовсе не страдавшая отсутствием заказов вдруг внезапно уничтожает большинство своих работ. Более того, после свадьбы брата поэта Поля Клоделя в 1906 году она запирается в своей мастерской и начинает вести уединенную жизнь. Семь лет Камилла общалась только с отцом и братом, которые поддерживали ее материально. Но в 1913 году отец умирает и Камилла оказывается в психиатрической лечебнице, которую не покидает до самой своей смерти в 1943 году.

До сих пор непонятно, каким образом г-жа Клодель попала в эту лечебницу. Согласно официальной версии, она обратилась за помощью к психиатру сама, без всякого принуждения. Однако согласие на ее пребывание в клинике было подписано только врачом и ее братом. Несмотря на то, что Камилла была действительно больна (врачи еще в 1905 году диагностировали у нее шизофрению), однако после того, как она поступила в психиатрическую лечебницу, ее лечащий врач несколько раз говорил Полю о том, что нужды держать ее в клинике нет. Тем не менее, ее семья так и не дала своего согласия на выписку Камиллы, даже несмотря на то, что она неоднократно просила брата забрать ее оттуда.

Почему же родные Камиллы все-таки не сделали этого? Вот тут-то и заключена самая настоящая загадка, ибо на протяжении всех 20 лет ее заточения в клинике семья Клодель хранила молчание по любому вопросу, связанному с данной историей. Многие считали, что во всем был виноват Поль — ему, как подающему надежды поэту (не особенно талантливому, но перспективному), было обидно все время быть в тени гения своей старшей сестры, поэтому он просто решил убрать ее с пути.

Читайте также:Хюрем Султан отправилась к психиатру?

Однако в отличие от матери и сестры, которые ни разу не появились в клинике, Поль все же время от времени навещал Камиллу, и, более того, они постоянно переписывались. Это несколько противоречит версии, о которой говорилось выше — ведь получается, что брат был единственным человеком, который принимал в судьбе Камиллы хоть какое-то участие. В то же время многие вспоминали, что после 1913 года Поль в присутствии посторонних всегда говорил о Камилле в прошедшем времени, словно она к тому времени уже умерла. Кроме того, именно Поль на протяжении всех 20 лет оплачивал пребывание сестры в клинике. Показательно, что на ее похороны в 1943 году он не пришел, хотя в последствии несколько раз навещал могилу (кстати, опять-таки единственный из семьи Клодель).

Впрочем, так или иначе, а режиссер Брюно Дюмон в своем фильме "Камилла Клодель, 1915" явно придерживался версии о "брате-злодее". Действие этой весьма пронзительной во всех смыслах этого слова картины разворачивается в психиатрической лечебнице Монтедеверже в шести километрах от Авиньона. Показаны три дня из жизни Камиллы (ее играет блистательная Жюльет Бинош), которая с нетерпением ждет визита своего брата Поля в надежде, что он наконец-то заберет ее оттуда. Перед зрителем во всех деталях предстает быт провинциальной "психушки" с ее грязью, запустением и полным равнодушием всех ее служителей к судьбам пациентов.

Монахини, выполняющие функции медсестер, всего лишь формально выполняют свои обязанности и даже не пытаются как-то облегчить страдания душевнобольных. Врачи тоже ограничиваются только формальными ничего не значащими беседами с подопечными — словом, до нескольких десятков несчастных, вынужденных влачить свое существование в этой клинике никому нет никакого дела. Конечно же, с пациентов выводят на прогулки, организуют занятие музыкальной терапии, занимают их постановками любительских пьес (интересно, что таковой является фаблио о знаменитом соблазнителе Доне Жуане — и это при том, что постановкой руководит монахиня), однако все это тоже несет отпечаток чисто формального подхода к делу — ну раз надо больных чем-то занимать, то вот, пожалуйста.

Любопытно, что снимая все сцены в клинике, режиссер делает акцент в основном на крупных планах и от этого все происходящее кажется зрителю ожившими картинами Босха или Брейгеля Старшего. Практически все действие в клинике происходит при слабом освещении, цвета на картинке достаточно бедные (если не сказать, тусклые) и всегда в кадр попадают потолок или стены. Это создает ощущение полной безнадежности и отсутствия выхода — так автор фильма с самого первого кадра намекает на то, что Камилла никогда не выйдет отсюда и все надежды ее тщетны. Собственно говоря, именно это и происходит — Поль (его играет Жан-Люк Висент), конечно же, приезжает к сестре, однако при разговоре выясняется, что он просто не слышит ее. В ответ на мольбы о помощи он засыпает несчастную Камиллу религиозными нравоучениями и даже не пытается понять того, что сестра говорит ему. А она хочет только одного — чтобы брат забрал ее из этого ада, что она уже не может слышать вопли сумасшедших, видеть их искаженные лица и постоянно находиться среди тех, чей один только вид вызывает у нее отвращение. Собственно говоря, Камилла просто желает спокойной уединенной жизни, которую она вела до смерти отца.

Однако Поль ничего не желает видеть и слышать — он прочно отгородился от сестры стеной из религиозных догматов, через которую не могут пробиться ни сочувствие, ни теплота, ни понимание. В финале, когда он уже покидает больницу, доктор намекает ему на то, что вообще-то уже давно нет нужды содержать Камиллу в клинике. Однако в ответ на это — всего лишь молчание. Поль давно уже все решил: сестра должна исчезнуть из мира и не мешать ему зарабатывать славу гениального поэта. Похоже, это понимает и Камилла — в последней сцене она, сидя на скамейке в саду лечебницы, смотрит вдаль и в ее глазах зритель уже не видит никакой надежды.

Итак, "злодей" нарисован достаточно четко, но что же с героиней? Действительно ли Камилла является сумасшедшей и ее место в психиатрической клинике? Великолепная игра Жюльет Бинош создает весьма противоречивый портрет г-жи Клодель — с одной стороны, она кажется зрителю абсолютно нормальной, просто очень уставшей от жизни женщиной. С другой стороны, ее резкие перемены настроения и навязчивые идеи о том, что мифические завистники хотят причинить ей вред, наводят на мысли о том, что с ее психикой все-таки не все в порядке. Видимо, режиссер и актриса трактовали состояние Камиллы в 1915 году как пограничное — она постоянно балансировала на грани нормальности и безумия (об этом, кстати, вспоминали многие друзья Камиллы, посещавшие ее в этот период).

Однако черствость, бездушность и формализм окружающих ее людей, в том числе и родного брата потихоньку делают свое черное дело. В финале фильма Камилла оказывается куда ближе к безумию, чем в начале картины. Этим ходом режиссер весьма наглядно показал, как гибельно оказывается для ранимой души гения безразличие современного ему общества. И в данном случае речь идет не только о Франции начала XX века — по мнению автора картины, трагическая история Камиллы Клодель актуальна и для нынешнего времени.

Вспоминая о съемках, Жюльет Бинош говорила о том, что для нее фильм был достаточно сложным, поскольку: "…он был почти немой, там всего две-три сцены, где героиня много говорит, как будто бы торопясь сказать все, что раньше не могла. В итоге я работала практически без текста. А Брюно это нравилось, он хотел, что бы я импровизировала. И я пыталась, хотя это непросто, непривычно — но очень интересно". Режиссер же, в свою очередь, отметил, что несмотря на все эти сложности г-жа Бинош виртуозно отобразила эмоции своей героини, ее страдания и боль.

Читайте также:"Пришельцы" — это европейцы в миниатюре

Интересно, что съемки фильма велись в настоящей психиатрической клинике и массовку составляли действительно те, кто проходил там лечение. А роль смотрительниц-монахинь исполнили настоящие медицинские сестры, которым даже не пришлось играть на площадке — они просто надели соответствующие одежды и были сами собой. Ну, а почти все реплики — это адаптированные к сценической постановке фразы из переписки Камиллы и Поля. Все это добавило фильму убедительности и реалистичности — зрителю с первых кадров становиться понятно, насколько мучительно для героини ее пребывание в клинике. Тем более, что надежды на счастливый финал, увы, нет…

Читайте самое интересное в рубрике "Культура"

Поделиться:

Ещё по теме

Зарубежное кино

"Имя Розы": сериал по бестселлеру Умберто Эко

Журенкова Екатерина02.04.2019 в 13:20
Зарубежное кино

Лучшие сериалы 2018 года, которые вы могли пропустить

Стриж Евгений01.04.2019 в 23:08